Паломничество на Кипр - ноябрь 2010

 

Паломничество на Кипр (ноябрь 2010).

Всё бросаю! Еду к морю.

 

...Не верю. Взлётная полоса кончается, и с рёвом турбин я вместе с «Илом» отрываюсь от родной - до боли! – земли. Пусть «есть женщины в русских селеньях», которые…. но это не я! Не я!

Всё кругом трясётся, и я с ужасом скошенным глазом могу видеть только дрожащий кончик крыла в иллюминаторе. Но вот всё и устроилось - птеродактиль лёг на курс, пассажиры потянулись к «удобствам». О том, что будет ещё посадка, я догадываюсь, но оставляю все сомнения на потом - у меня ещё почти четыре часа в запасе!

Нет худа без добра. Ползая и пресмыкаясь, мы забыли, как прекрасен Божий мир! Надо когда-то подняться над собой, чтобы заметить запредельную красоту разбегающихся потоков воздуха над разноцветными озёрами, осознать и тут же забыть своё собственное ничтожество – здесь всё неважно. Только один Бог, звучащий в Своих чудных творениях, и одаренная разумом пылинка на Его воздушной ладони…

11 ноября. …Вот она, глобализация в действии. Вываливаемся в трубу аэровокзала, решительно ничем не отличающегося от недавно покинутого Шереметьева, только она нас выплёвывает не под московский противный дождь, а под осиянный солнцем фикус Ларнаки!..

…Хорошо, что догадалась пальто утрамбовать подальше. Это у них называется зима. Ничего себе. Но берегись, Европа! Русские идут!

Ну, допустим, она (Европа) почему-то не трепещет, но косится с недоверием - и впрямь, зрелище нерядовое…под полсотни тётенек в чёрных юбках в пол…особенно устрашают белые кроссовки на чёрных чулках!

Но хочется и нам шарахнуться от чего-то! Например, трудно привыкнуть к вывернутым дорогам, всё кажется, что вылетаешь на встречку, и в лоб несётся бешеная бетономешалка!

На ширине полосы едва-едва умещается наш туристический транспорт, да и вся дорога метра три. Именно это нас и ждёт, похоже, по Великому и Генеральному Плану Перестройки московских дорог…

Всё бы ничего, но на каскадёрских горных трассах дело обстоит так же, с добавлением ещё и синей разметки, и, соответственно, ещё одного участника дорожного движения. Там, оказывается, водятся безбашенные велосипедисты, на них эта ширина тоже рассчитана. Хотела бы я это видеть. Но лучше не надо!..

…Первое знакомство с укладом жизни в стране получаешь из окна автобуса по пути из аэропорта в отель. Строго говоря, географически Кипр Европой не считается, скорее, его относят к апостольской Малой Азии…. Но ничего сугубо азиатского я пока не заметила - обычный и даже скучноватый пейзаж, чем-то напоминающий кое-какие местечки Восточного Крыма.

Отличие одно - сразу видно, что здесь не принято «покорять» природу, возвышаться над ней своими архитектурными извращениями. Наоборот, дома киприотов даже не слишком заметны на глаз – они как бы вырастают из своей известковой почвы. Белый камень просто в какой-то момент начинает стелиться не горизонтально, а вверх, да и то не высоко, а совсем чуть-чуть…

Развалины древних поселений уж точно не отличишь от простого нагромождения каменных осколков, а новые дома в точности повторяют погибшие. На месте разрушенных временем храмов образуются новые, по образу и подобию; ряды шершавой плинфы копируют последовательность органических наслоений, составивших вздыбленную скалу по соседству.

Время тут никуда не торопится…Античность здесь под рукой – не так, как в Риме, где на каждом «артефакте» пришпилен ярлык и цена в евро…она просто элемент повседневности.

Традиции тоже никуда не делись, а просто продолжают жить, как если бы ничего не случилось. Не случились кровожадные османы, не случились лукавые лжебратья, как бы несущие как бы крест.…

По примеру своего земляка святого Иоанна Милостивого, Патриарха александрийского, все Святители Лимассола, не исключая ныне действующего, в определённые дни обходят все больницы города (не мелкого по здешним масштабам) и благословляют каждого страдальца, вручая презент на память!

Не знаю, как кому, а что-то жаль порой милых обычаев старины…хоть бы разок увидеть, например, как Дмитрий Анатольевич Медведев ведёт через Красную площадь под уздцы ослика, на котором восседает во всём своём великолепии Патриарх Кирилл!..

Дело за малым - для начала хорошо бы расставить по городу такие же, как здесь, крошечные часовенки при иконах и крестах, а на огромных постерах вдоль дорог вместо призыва сыграть в рулетку на Forex`е появилась бы Святая Одигитрия.

Да и вообще – внутренний настрой человека, живущего в городском районе под названием Агиос Тихонос или Агиос Афанасиос наверняка отличается от менталитета обывателя с улицы 26 Бакинских комиссаров!

…За размышлениями о вечном пропускаешь момент, когда пейзаж за окном незаметно меняется – вместо мультяшных горок (по белому известняку будто зелёной кисточкой наляпаны кустики, как это дети умеют!) начинаются горы самые что ни на есть всамделишные.

Потихоньку продвигаемся к горной стране Троодос, которая как будто создана для аскетического уединения. Монастыри здесь – не наши лавры, многолюдные и «политичные» - простота во всём евангельская, и горстка спасающихся. Когда святого преподобного Неофита Кипрского спросили о количестве монастырской братии, он назвал число 14 оптимальным для любой обители, желающей сохранить управляемость и здравый смысл.

«Лучше мало агнцев, чем много козлищ» - короче не скажешь…

Даже и такие маленькие, эти горные обители стараются служить людям своей молитвой и трудом. Вот Трикуккья («три косточки»!в прославление ботанических особенностей местных фруктов). Неизвестно, когда возник здесь (в деревне Продромос, что значит – Предтеча) монастырь – где-то на стыке ХI и ХII веков, но известно доподлинно, что одно время здесь пребывала самая чтимая на Кипре Киккская икона Божией Матери.

Людей не видно, но лавочка полна угощений из монастырского сада. Сладко будет долгими зимними вечерами попивать на московской кухне чаёк с мармеладом Трикуккья!
Стоило только переступить порог этой маленькой обители, как нас окутал сказочный аромат кофе, материализовавшийся в ту же минуту целым подносом миниатюрных чашечек с по-восточному маслянистым напитком. Такого в Москве точно не поднесут – не говоря уже о сладостях всех сортов и видов, которые описать не могу, потому что названий не знаю!

…Лёгкая асимметрия прозрачного лика Богородицы Панагии Трикуккья (XVI в.) завораживает. Она говорит на Своём языке, чуждом нашей суетности и грубого расчёта… Молитва и труд, труд и молитва – всё тут располагает к тишине ума и сердца.

Городов здесь всего несколько, а так всё деревни. Представьте себе деревню, в которой стоят византийские храмы с фресками времён доиконоборческих, куда деревенский люд ходит по воскресеньям, и так тысячу лет подряд!

В предгорьях Троодосских есть деревня Омодос. Народ здесь (как и на всём Кипре) особенно чтит праздники Креста Господня.

Путешествие святой царицы Елены в Палестину в начале IV века, чудесное обретение Креста, перенесение части его в Константинополь тесно связаны с Кипром. Прибитые непогодой на обратном пути к южному побережью острова между теперешними туристическими центрами Лимассолом и Ларнакой, корабли царицы Елены занесли на Кипр благословение Святой Земли.

Частичка Животворящего Древа привлекла в Омодос множество паломников, которые в благодарность за исцеление воздвигли своими трудами сначала часовню, а потом и монастырь. Какое-то время он просуществовал с именем Святого Креста, а после ужался до приходского храма, где по-прежнему хранится частица Креста и узы (вервие) Спасителя.

Кто доставил эту святыню на Кипр, достоверно не известно, по крайней мере, в связи с паломничеством царицы Елены о ней не упоминается. Только русский монах-пилигрим Василий Григорович-Барский в 30-х гг.XVIII в. упоминает о некоем христианине, которому были открыты эти реликвии – но подробности теряются во мгле веков и устных преданий.

Из другого села – Арсоса - в монастырь попала ещё одна святыня – честная глава апостола Филиппа. Это было сделано из опасения поругания турецкими захватчиками. Монастырь Святого Креста показался более безопасным местом. Разящая сила Орудия Победы устрашила басурман – монастырь с его святынями получил в 1700 году охранную грамоту от турецкого султана.

Мы так тепло помолились, что, несмотря на многие наши изъяны, Господь даровал нам радость приложиться к открытым мощам апостола, так жаждавшего увидеть Отца!

Два раза в год, в Четверг Святой Седмицы и на Воздвиженье, эти святыни покидают свои реликварии и идут во главе Крестного хода, причём, опять же по традиции, заходят в каждый деревенский дом. Говорят, этот ритуал сопровождается дружной пальбой селян из всех доступных видов огнестрельного оружия!

Заповедная тишина сейчас пока, слава Богу, ничем не нарушается, горные монастыри живут так, как жили при всех властях, те же орхидеи и золотистые дубы цветут здесь и благоухают так же, как во времена апостольские.

Прогресс пролетает мимо, по первоклассной горной трассе, проложенной англичанами, и всюду расставляет свои метки в виде дорожных знаков – «камера видеонаблюдения», «военный объект» или вот, к примеру, гроздь винограда в квадрате с зазывной надписью «wine»!

Смотреть со стороны на вьющийся шнурочек горной дороги как-то страшновато – уж очень у него дохлый и ненадёжный вид, будто след ящерицы на песке – дзынь, и нет её! Другое дело – следить за дорогой через лобовое стекло. Чувствуешь, как крепко держатся за асфальт колёса автобуса, послушные твёрдой руке опытного кормчего.

Во времена турецкого владычества на Кипре православные купола и кресты были вне закона, как и колокольный звон, да и сами колокольни. Только унылым минаретам позволено было буравить небо.

Те же порядки установили оккупанты и сейчас на отхваченной территории острова – но как радостно видеть, что Бог поругаем не бывает! Под совместным воздействием ветра, солнца и быстротекущего времени осыпалась известковая поверхность одной из высочайших вершин горного хребта таким прихотливым образом, что на отлогом склоне образовался гигантский белый крест – и так лежит он в виду целого острова под облаками, напрестольный крест на зелёном бархатном аналое…

К самой дороге подступают экзотические дерева, и желающие могут впервые в жизни увидеть, как растут гранаты.

Монастырь Панагии Троодитиссы освящён в честь Покровительницы гор Троодоса и Заступницы христианских душ, укрывавшихся в этих недоступных для мира местах от преследования иконоборцев в VIII в.

В 327 г. святая равноапостольная царица Елена основала в окрестностях Пафоса монастырь св. Николая. В нём 25 лет проводил подвижническую жизнь безвестный монах из Исаврии, творя молитву день и ночь перед образом Пречистой Богородицы.

От зверств арабских пришельцев подвижник, влекомый Божественным промыслом, бежал в горы Троодоса и укрылся в пещере, где и скончал свои дни перед любимой иконой.
Долгое время после его преставления братия, из уважения к его подвигу, поддерживали огонь в его лампаде…

К IX в. относят основание монастыря в его законченном виде.

В последующие годы и века обитель разделила судьбу всего Кипра – её жгли турки, она погибала в лесных пожарах…и только в XVIII в. началось возрождение (слава Великой Екатерине и доблести русских чудо-богатырей, прижавших хвост турецкому султану!).

Вообще греческий народ понравился простотой и детскостью своей веры. Например, у них существует умилительный обычай развешивать у икон серебряные таблички с изображением ручек-ножек-глазок и целых человечков в подкрепление своей молитвы!

Чтимая икона прячется за расшитой золотом бархатной завесой, и от этого глубокий взор Божией Матери делается ещё темнее и глубже…. Нельзя приложиться к образу, не задев подвязанных на ленточках серебряных пластинок, издающих при этом тихий перезвон. Такая же бархатная катапетасма отделяет алтарь, и за невысокими Царскими вратами можно видеть вышитое на ней изображение – Христос Великий Архиерей с поднятой благословляющей десницей…или, к примеру, коленопреклоненные фигуры Ангелов…

В монастыре Троодитиссы хранится золотой пояс – дар рабы Божией, исцелившейся от бесплодия по молитве перед чудотворной Заступницей. Столько любви и горячей веры вместил этот подарок, что и сам он каким-то непостижимым образом получил способность к чудотворению.

…Далеко внизу слилось на горизонте с небом Средиземное море, пропитанный эдемским благоуханием воздух усиливает природную яркость лазоревых бугенвиллий и золотой смальты. Достохвальный Киккский монастырь – вот она, долгожданная встреча! Великолепие этих хитросплетённых колонн, сводов, арок, воздушных галерей, изукрашенных ослепительными мозаиками, вызывает в памяти цветистые метафоры византийских гимнографов!

В истории монастыря, в его затейливых преданиях фигурируют птички, пчёлки, и догматические сюжеты его мозаик разворачиваются среди таких же сочных пейзажей, какие окружают монастырь со всех сторон и создают неповторимое обрамление рукотворной красоте.

Киккская икона Богородицы – одна из трёх, написанных апостолом-изографом и евангелистом Лукой ещё при земной жизни Божией Матери.
Но!..наши взоры не так безгрешны, как у списателя жития Сына Божия…и скрыла Свой лик Золотая Госпожа до времени, обозначенного только в таинственном совете Матери и Сына…

Приближаясь к Ней, чувствуешь себя набедокурившим ребёнком – когда страшно и стыдно поднять голову и посмотреть в лицо матери, только тычешься носом в её колени и с невыразимым блаженством чуешь, как ложится тебе на голову тёплая материнская рука!

13 ноября. «….Быв посланы Духом Святым, пришли в Селевкию, а оттуда отплыли на Кипр; и, быв в Саламине, проповедовали слово Божие» всехвальные и достопоклоняемые Христовы апостолы Павел и Варнава с Марком. Город Саламина – родина апостола из 70-ти Варнавы. Согласно 13 гл. Деяний, апостолы, «пройдя весь остров», дошли отсюда до крайнего запада, где был тогда столицей город Пафос, служивший соответственно резиденцией римского наместника, носившего титул антипата.

Мы идём (вернее, едем, обеспеченные водой и кондиционером) путями апостолов.… Только раз пахнуло нехорошим холодом – по телу христианского Кипра, всегда страдавшего от сейсмической активности, пролегла более опасная рана – цивилизационная трещина Европы, каждую минуту чреватая неприятностями.

В 1974 г. турецкая орда, при попустительстве наших давних заклятых друзей с Туманного Альбиона отхватила кусок драгоценной кипрской земли. А земля эта поистине драгоценна: омываемая с востока Левантийским, с севера Киликийским морем, она знаменита своими краснозёмами. При всей кажущейся внешней аскетичности эта земля даёт по три-четыре урожая в год (мы в ноябре наблюдали прелестные цветущие – интересно, в который раз за год? - картофельные поля).

Радуют глаз кипрские кедры вперемешку со средиземноморской сосной. Хотя, конечно, воды маловато. Здесь употребляется капельный полив – везде проложены к полям и разделительным клумбам специальные трубочки, доставляющие ценную влагу прямо к корням растений. Одних цитрусовых произрастает здесь дюжина разновидностей! Лимоны, апельсины, мандарины, грейпфруты…а ещё восемь?

Во все времена за обладание этим перлом среди вод морских схлёстывались интересы ближних и дальних соседей – римляне, греки, английские рыцари, французские масоны, пронырливые венецианцы…кто только не оставил след в культурной истории Кипра. Но турки, усевшиеся между греческим Кипром и Европой, пропахали пропасть в этом культурном европейском слое. Сразу за самозваным КПП начинается пустыня….мирно соседствующая с идеально вылизанной территорией английской военной базы.

…Освободившись из автобуса, наши тётеньки, пренебрегая сложностями международной обстановки, ринулись по привычке в густые заросли камыша, с ясно обозначенным на лице намерением. Батюшке пришлось выковыривать их из опасной зоны, урезонивая по дороге не без юмора: «Здесь, дорогие мои, не Россия! Погибнете ни за что». Укромные кустики находятся под перекрёстным обстрелом!
А ещё тут можно ненароком повстречать и королевскую особу. Именно в этом военном городке проходили срочную английские наследные принцы. Нашим тётенькам всё нипочём. Покажем мировой контре «мать Кузьмы»!

…Проезжаешь с горем пополам фальшивую границу, и земля начинается совсем другая. Облезлые кошки, покинутые деревни (всего около 400 греков осталось в северной части Кипра).

Неподалёку от древней Саламины расположена подземная гробница апостола Варнавы, основателя Кипрской Церкви. Был здесь раньше и монастырь – сейчас он разорён. Турки устроили в нём музей – посещать его не благословляется, чтобы наша трудовая евра не обогащала «проклятых ляхов». Купишь билет в монастырь – косвенно признаешь оккупационные власти с их законами.

Над гробницей апостола сохранился храм. Хоть и нет замка на дверях, никто не разоряет ничего (всё, что можно, уже спёрли). Раз в месяц на гробнице совершается православная служба – под оцеплением полиции, при большом стечении паломников.

Личность апостола Варнавы, когда-то приведшего к братьям бывшего Савла, однокашника по учёным классам Гамалиила, молившегося Спасителю о просвещении друга и, в конце концов, принявшего мученическую смерть от руки единокровных иудеев – чрезвычайно почитается на Кипре. В каждом храме есть его икона, на самом высоком месте. Примерно как у нас Святитель Николай.

Именно ученики Павла и Варнавы первыми стали называться христианами. Множество чудес совершается по сию пору на этом святом месте, и то, что здесь опять небезопасно исповедовать Христа, роднит нас с теми, самыми первыми братьями нашими, которые принесли сюда Слово Истины.

Около гробницы растёт раскидистое дерево, со странным запахом. Как оказалось, на нём созревают те самые рожки, которыми питался из свиного корыта блудный сын… Скрюченные то ли серёжки, то ли стручки – что там можно есть?! Вот смотри, душа, что тебя ждёт, если не войдёшь в разум!..

Опять запустелые деревни, разорённые храмы без крестов…до боли напоминает наши реалии…здесь хоть на чужаков можно пенять. Церковь монастыря Панагии Канакария («маленькая драгоценность» в переводе) в деревне Лефрангами была построена в конце V - начале VI в., в восьмом потерпела от арабских пиратов, в двенадцатом разрушена землетрясением. Восстановлена в четырнадцатом….

Когда-то здесь существовали дивные мозаики. Турки содрали их со стен и продали богатым дядям, составляющим свои знаменитые коллекции из ворованных церковных ценностей. В 90-х годах кое-что удалось вернуть из Берлинов-Цюрихов через Международный суд, и сейчас эти мозаики (то, что от них осталось) можно увидеть в Византийском музее при Кипрской архиепископии в Никосии.

…Оказывается, нам очень близок остров Кипр. Не только наши птицы связывают с ним Россию, останавливаясь здесь на отдых по пути в Африку. Святой апостол Руси Андрей Первозванный тоже тут был! Он прибыл на Кипр следом за Божией Матерью и апостолом Иоанном – они просто разминулись в пути. Св. Андрей отправился на Карпасию, ныне оккупированную, и жил там отшельником. Однажды его разглядели с моря и приняли за «Робинзона». Добрые люди взяли его на борт и продолжили своё путешествие.

Вдруг слепота поразила капитана! Апостол Андрей принял управление кораблём и привёл его к берегу. На суше не оказалось источников воды. Тогда св. Андрей сошёл на берег и своим жезлом отвалил камень. Потекла вода, капитан и его сын, слепой от рождения (надо же было такому случиться) прозрели!

В этих водах апостол Андрей и крестил команду и пассажиров, поражённых чудом. Апостол продолжил свой путь к Чёрному морю, а потомки и родственники тех, кто был с ним тогда на судне «Эфес», приезжали к святому месту, прилагали труды – и постепенно образовался монастырь, на самом кончике хвоста, если представить остров Кипр в виде плывущего ската. Но обитель тоже просуществовала только до 1974 года, с которого началась совсем другая история…

Островки жизни на запустевшей Карпасии изредка всё же встречаются. Длинный песчаный пляж облюбовали гигантские океанские (не морские даже) черепахи, оттого и плывут они сюда в свой час «Х» (конец мая – начало июня). Почему-то они считают эти пески наилучшей колыбелью для будущего потомства. И трагически ошибаются.
Человеческая подлость не останавливается ни перед чем: ради эффектного кадра прячутся в дюнах недоумки, а вылупившиеся лунной ночью черепашки путают фотовспышки со свечением моря – и ползут не в ту сторону…

Нет, всё-таки чувствуется, что здесь хозяйничают временщики, и эта земля для них только добыча, а не родина.

Здесь не встретишь в холмах призывов «беречь природу и наши леса», как на той стороне, или воду, потому что «она драгоценна»! От этих щитов у дороги веет теплом сопричастности и взаимного сочувствия природы и человека.

И уже как-то не трогает и не волнует запутанная история героев Троянской войны, развивавшаяся в этих местах, и подвиги Ричарда Львиное Сердце…. Пришли турки и всё испортили.

14 ноября. Если чуть отойти от туристического района Лимассола, попадёшь на древние осколки античной Амафунты (археологический парк).

Надо обладать развитой фантазией, чтобы представить себе цветущий приморский город на крутых склонах горы, совсем не приспособленной на первый взгляд.

Как карабкались к небу городские кварталы, лесенкой змеился мощёный путь к венчающему гору храму Богородицы…. Давнее землетрясение положило конец культу Афродиты здесь и по всему Кипру в одночасье. Рухнули идолы, и на освободившееся место пришла очищающая благодать Духа Святаго! В этом храме служили амафунтские святые – Иоанн, патриарх Александрийский (автор акафиста Божией Матери) и Тихон, святитель Амафунтский. Оба, между прочим, хорошо известны и любимы на Руси. Царь Иоанн Васильевич даже освятил один из сказочных теремных приделов храма Покрова на Рву в честь св. Иоанна Милостивого. Время не пощадило и эту святыню, только остатки древнего водопровода да античная керамика циклопических размеров остались свидетельствами высокого уровня погибшей цивилизации Амафунты.

…Между прочим, иногда кажется, что 1500 лет поклонения Афродите тоже не прошли для островитян даром.… Но это так, к слову…

Самая южная точка Кипра имеет, по прихотливому стечению обстоятельств, особое стратегическое значение. И вообще, как только увидишь особенно завлекательный пейзаж с райскими красотами – так непременно рядом английская военная база.

А здесь-то они какими судьбами? Дорожный указатель же прямо сообщает на перекрёстке: “The Monastery of St. Nickolas of Cats” (!).

Самое интересное, что это не просто топонимический курьёз. Они там! Cats! Во внутренних двориках маленького монастыря, среди классических финиковых пальм возлежат в самых величественных позах коты и кошки всех мыслимых расцветок, и явно ощущают себя хозяевами этих мест.

Блестит на солнце шёрстка на крутых боках - не ущипнёшь. Поперёк себя шире…. Чувствуют свои неотъемлемые права и особый статус…. Давно здесь сидят.
Царица Елена нашла на этом месте запустение, хотя святость его не подвергалась сомнениям – говорят, как тогда, так и теперь люди видят здесь Святителя Николая, и никто этому не удивляется.

Одна напасть – змеи и гады одолели, распугали народ. Равноапостольная царица, по преданию, закупила неподалёку – в Египте – целый корабль кошек, и те справились с нашествием нечисти.

Мыс, к которому пристал корабль с живым товаром, назвали Кошачьим, а небольшую прибрежную церковь скоро облюбовали рыбаки – ведь это их патрон светит заблудившимся мореходцам в бурную зимнюю непогоду…

Дважды в году – на зимнего и летнего Николу – повелась традиция жертвовать в монастырь весь улов. Увы. Ужасы иноземной оккупации пережили одни кошки. Монастырь погиб….

Только в 80-х годах ХХ века обитель возродилась, но уже как женская. Терпят матушки и смиряются, опуская голову, чтобы не видеть, как взлетают с аэродрома НАТО начинённые смертью самолёты и выравнивают курс на Ирак…. пока.

15 ноября. Из Лимассола в Пафос нужно ехать по старой дороге… где-то здесь пролегла стезя апостольского путешествия Павла и Варнавы.

В одном из самых красивых уголков острова, неподалёку от Пафосской гавани, находится древняя базилика Хрисополитисса, построенная в IV веке как семинефный храм.
От былого великолепия остались только изысканные мозаичные полы и несколько мраморных деталей.

Но место это славно не архитектурными редкостями: здесь сохранилась колонна, к которой, по преданию, был привязан апостол Павел во время бичевания.

Здесь просветил апостол правителя Пафоса Сергия Павла, здесь ослепил зарвавшегося фальшивого пророка…

Прямо на развалинах северо-восточной части базилики, по кипрской традиции, в средние века воздвигли другой храм – в честь св. Кирияки. Капители древнего храма послужили новому, который в наши дни открыт для всех христиан, а не только православных – и католики, и обитающие здесь англиканцы в равной степени ценят и изучают апостольское наследие Павла из Тарса.
В Пафосе повсюду витает дух мировой культуры, это гораздо более «интеллигентный» и «столичный» до сих пор город, чем Никосия, скажем, забегая вперёд. Недаром проконсулом Пафоса был в своё время Цицерон.

На пути к древнему Пафосу встречаются удивительные святыни, связывающие времена.

…Необычный рельеф этой местности ставит в тупик путешественника. После однообразных известняков к морю прорываются красные и тёмные руды – надо полагать, богатые медью, ведь ещё за тысячу лет до Рождества Христова медь составляла весомый сегмент экспорта города - государства Куриона. И аккурат в этом месте ныне расположена опять же английская военная база! С чего бы это….

Местность представляет собой маленькую добрую старую Англию с её патриархальными белыми домиками с дымоходами под черепичными крышами, чувствуется, что они осели здесь всерьёз и надолго.

Неоднородность прибрежных почв, повыветренных и утрясённых природными катаклизмами, привела к образованию причудливых каменных столпов и провалов, среди которых гнездятся белоголовые грифы. Вот бы полюбоваться, хоть издалека… но не сподобились. Не сезон, наверно.

Рядом с этим английским анклавом нашлись следы забытого монастыря Христо - Симвулос (Совет Господа). Отыскались письменные источники, подтверждающие сведения о пребывании в нём монаха Феодора, первого списателя жития святителя Спиридона Тримифунтского, и даже самого святителя Николая во время насильственного отлучения его от Мирликийской паствы.

Великая святыня была обретена чудесным образом всего каких-нибудь 20 лет назад, и жив ещё один из двоих свидетелей и даже непосредственных участников этого чуда. Это монах, а теперь и священник. Он служит Богу при обретенной иконе святого Георгия, рядом с могилой жены своей Елены.

В начале 90-х годов эта раба Божия оказалась на волосок от смерти вследствие какой-то серьёзной сердечной болезни, и была уже назначена операция – с непредсказуемым исходом.

В ответ на горячие молитвы семейству явным образом предстал святой Георгий и указал место, где следует воссоздать его храм. Проблуждав по окрестностям, исцарапав руки и ноги в густых зарослях, ориентируясь по меткам Святого, супруги отыскали-таки в труднодоступном месте руины храма и образ Святого великомученика и Победоносца!
Слабая женщина взялась за дело, и скоро врачи констатировали полное исцеление! Лечащий доктор стал ближайшим помощником в благом деле. Откопали подвижники своими ручками святые мощи – неизвестно каких святых, но благоухание они источали необычайное!

Нечасто выпадает увидеть настоящего, живого! – свидетеля! А тем более, принять благословение от него, простого человека, собеседника святого Георгия…

В Пафосской епархии есть и другие монастыри – прекрасные храмовые комплексы, сияющие византийской красой. Среди них обитель св. Неофита-затворника с кельей и храмом, вырытым вручную Преподобным. Смиренная келья украшена фресками XII века, сам храм был расписан в XVI в. Шестнадцатый век – это высота неудобовосходимая! Сесть бы тут на землю и прочитать эти росписи без спешки и суеты, они стоят того!

Тянутся к святому и на этом месте прекрасные и возлюбленные кошки! Но здесь они ведут себя даже и нахально. Специальный человек на парковке разгоняет их буквально метлой, иначе они не реагируют, хоть автобусом их дави.

16 ноября. Места здесь библейские. Не кто-нибудь, а праправнук Ноя Хиттим основал город, созвучный его имени (Китион), теперь называемый Ларнака. Его только и знают люди, не бывавшие на Кипре, благодаря великой святыне, о которой слышали многие.

Святой Лазарь, друг Христов, брат Марфы и Марии из Вифании, воскрешённый Господом на четвёртый день после погребения, отплыл сюда от преследования иудеев, послужил местному народу в качестве епископа Китионского, и наконец, упокоился здесь мощами в специально воздвигнутом храме, за две тысячи лет обстроенном пышно, изысканно и эклектично.
На северной стене висит там дивной красоты плащаница, но она недоступна оказалась, по католической традиции…. Братья-латиняне всё самое ценное норовят подвесить повыше, да припрятать подальше…дай им волю, так они бы и святую главу вознесли на столп.

Но здесь не Рим, всё-таки наша каноническая власть – и ничто не препятствует, пропустив толпу вперёд, затем встать в тишине на колени, и приклонившись лицом к холодноватому ковчежцу, вызвать в памяти стихиры Лазаревой субботы. Истекая внутренними слезами, молить Господина Жизни воскресить и наши омертвелые души…и те, что ищут, и те, которым наплевать…у Бога – все живы.
Здесь своё кипрское, средиземноморское Дивеево! Только вместо матушки Александры равноапостольная Елена, выполняя повеления Богородицы, ставит монастыри, чтобы было куда ступить Ей Своими стопочками. Прямо из античных гробниц Ларнаки вскоре после Своего Успения вышла Матерь Божья и села на серые камни, и плакала, и о них…. и о нас. Эти камни 2000 лет стоят нетронутыми, только в катакомбный храм ведёт узенькая лестница….

Вся земля – это удел Пресвятой Богородицы…. И почему бы ещё так любили здесь, на далёком острове-Буяне нашего дорогого Батюшку Серафима, что совсем не кажется он тут «приезжим», знакомый седенький старчик со свитком в руке, и с надписью на нём: XPICTOS ANECTH XAPA MY!

На месте, где стояли шатры царицы Елены, чудом сохранился храм с запутанной судьбой. Он достался на каком-то этапе монофизитам, и из-за этого или чего другого погиб во время очередного землетрясения.

Иконоборческая ересь прошла мимо, не посчитав развалин заслуживающими внимания. Когда в XI в. жители решили навести порядок на этом месте, обнаружили среди груды обломков целую апсиду, не тронутую разрушением, а на ней сияющую золотом мозаику с изображением Божией Матери с предстоящими архангелами!

Благородная сдержанность, не тронутая «позднекомниновским маньеризмом», прозрачность и статуарность, аскетичность и выразительность в одно и то же время встречаются только в ранневизантийских мозаиках.

«Изволих приметатися в дому Бога моего, неже жити ми в селениях грешничих!..»

Ну на какую плёнку, на какую цифру запечатлеть бы эти пронзительные лики, эти осколки небесного огня в тысячах кусочках золотой смальты! Этот таинственный сумрак зерцал, в которых Один Бог созерцает будущие судьбы мира!

От монофизитского прошлого осталась в апсиде простая надпись: HAГIA MAPIA…

Презирая все домостроительные законы, киприоты из Китиона умудрились достроить здание храма, начав не снизу, а сбоку – чтобы сохранить всё, что сохранило для нас Провидение.

Храм строился быстро и споро – все сошлись на том, что это было бы невозможно без помощи свыше. Дали ему название Ангелоктисти, что значит – построенный ангелами.

После Ларнаки паломнический маршрут привёл нас в обитель св. Георгия в деревне Пентакомо. Подвижник, почитаемый здесь, по имени Георгий Аламану был родом немец. Рассказывают трогательную историю о явлении св. Георгия, ради которого воздвигнут сей монастырь. Местночтимая икона изображает героя этой истории, маленького мальчика – сына православного священника – сидящим на коне за спиной Победоносца с кувшином в руках.

Предание гласит, что попавши в турецкий плен, отрок исполнял обязанности кухонной прислуги, и однажды после тёплой детской молитвы ему явился небесный воин на лихом коне и доставил ребёнка из турецкой кухни прямо в храм, где совершал литургию его отец!

Святой Георгий здесь (особенно в Лидде, где мироточат даже стены вокруг его гробницы) – главный заступник и скорый помощник. И правда, чтобы вовремя поспеть к терпящим бедствие киприотам – между горами и морем – не обойтись без такого коня, который из камня копытами искры высекает, пропасти в один скок перемахивает, а моря хвостом заметает!..

Возле монастыря бросается в глаза табличка, призывающая не оставлять здесь «ваших кошек», т.к. из-за них у насельниц «возникают проблемы»… Да, и тут не все котоводы и котофилы.

17 ноября. Моли Бога о мне, святая угодница Божия равноапостольная царица Елена, яко аз усердно к тебе прибегаю, скорой помощнице и молитвеннице о душе моей!..

….Всё осталось в прошлом – и корона, и слёзные молитвы о любимом сыне, «сидящем в сени смертной», блеск и шум Первого Рима, и предчувствие Рима Второго…. В 80(!) лет человек совершает главное дело своей жизни.

Охая и скрипя суставами на горных тропах, удивляешься, как она сумела преодолеть все ужасы морского путешествия в самое средоточие всемирного христоненавистничества, какие риски встретили её там и тут, как удалось найти то, что нашла она – и после этого ещё вести апостольскую проповедь, принимая все превратности как указание Божие!
Царица Елена увидела на горе знамение Креста – и не усомнилась совершить восхождение на высоту восьми сотен метров, где на развалинах старого капища основала монастырь Ставровуни (Святой Крест).

Строгий афонский устав не дозволяет женам появляться в ограде, поэтому мы не удостоились лицезреть святыни монастыря – часть Животворящего Креста с Гвоздём и частицу креста человека, который был разбойником, но оказался справа…

Когда-то монахи Ставровуни играли важную роль в сигнальной системе Кипра, передавая огнями сигнал тревоги в долину, если к острову приближалась опасность.
Вот так и бдят над нами горные обители, чтоб в нужный момент протрубить тревогу… чтобы не проспать нам час посещения Божия…

Во все стороны расстилается в дымке невероятно красивая, какая-то первозданная земля – а небо вот оно, можно достать рукой.

Для утешения сестринского рядом построен храм, где можно помолиться «Всем святым, в земле Кипрской просиявшим». Незнакомые лики и неведомые письмена говорят о том, что здесь поминает своих Церковь-мученица.

Со времён Ричарда Львиное Сердце, когда братья-католики схватили последнего византийского правителя Кипра Иосифа Комнина, сожгли в Никосии 13 монахов Контарского Богородичного монастыря – до турецких бесчинств в 1821 г., стёрших с земли многие обители вместе с насельниками, епископами и множеством мирян, начиная с архиепископа Киприана – кипрская церковь увеличивает свой мартиролог, а с ним и святцы…

Спуск с горы иногда труднее подъёма. А если дело было знойным летом? Даже сейчас, в середине ноября, горло пересыхает, и рубашка прилипает к телу – но у нас с собой аккуратненькие бутылочки за 50 евроцентов… у пилигримов IV века вся надежда была только на Господа.

Измучившись от жажды на тяжёлом спуске, царица взмолилась о воде. Поминая всех святых и призывая их на помощь, дошла до римлянки Феклы, со-узницы апостола Павла… и в этот момент из горы забил источник. В её честь и был заложен у этого родника ещё один монастырь, чтобы побольше было на этом невеликом по размерам клочке суши таких мест, где бы славилось Имя Господне!...

17 ноября (продолжение). Живущий на острове человек больше чувствует свою незащищённость в этом мире, чем обитатель крепко утверждённой на своих основаниях среднерусской равнины. Нет недостатка в пророчествах апокалипсического толка и здесь, на Кипре. Поэтому когда заплакала кровавыми слезами чудотворная икона Божией Матери в древнем храме, киприоты увидели в этом знак.

Молились, постились и с ужасом вглядывались в безмятежно играющие у горизонта барашки в синем своём море. Но конца света не случилось – вернее, он наступил, но не для всех. Утром пришло сообщение о падении в Греции самолёта, перевозившего кипрских детишек на каникулы…

Не знавший ужасов поголовной апостасии, кипрский народ поступил так, как заповедовали отцы, как вера правая требует…

Увидев в этом неожиданно пришедшем несчастье промыслительную жертву за весь Кипр, осиротевшие родители, а потом все ближние и дальние соединили свои усилия и воздвигли в память трагедии и в поминанье милых дочек и сыновей святой храм мученицы Параскевы.

За несколько лет паломники, посещающие церковь св. Киприана, где хранятся мощи святых Киприана и Иустины, привыкли видеть рядом и этот новый символ обращённой лицом к Богу человеческой души, в которой любовь изгнала прочь страх и скорбь мира сего.

В самом храме святителя Киприана утешение изливается из святого источника, который забил было прямо в алтаре – но вовремя удалось отвести его во двор, где и произошло событие, удостоверившее его чудотворную силу.

У одной сельчанки жила шелудивая собака, которая, не будучи знакома со строгими правилами примерного поведения, забрела по простоте души в храм и напилась разлившейся водички.

Жучке повезло, что дело происходило не в наших краях, поэтому, не схлопотав жердиной по хребту, получила вместо этого полное исцеление, потому что у Бога всего много. Для всех!

В завершение путешествия наш путь лежит в саму столицу – город Никосию (или иначе Lefcasia). Кажется, в нашей до сих пор монолитной паломнической группе назревает раскол! Невыносимая для всякого советского человека ситуация выбора поставила вопрос о ценностях!

Организаторы предложили отделить тех, кто в этот последний день стремится на шопинг от одержимых желанием посетить Музей византийского искусства в Кипрской архиепископии. Мысленно посылаю горячие пассы в сторону многочисленной группы товарищей – не очень-то уютным представляется грядущее одиночество в холодных музейных залах. Некоторые сигнал ловят и с большим или меньшим сожалением отводят взгляд от тропинки, ведущей на весёлый восточный базар! Ура.

В центре Кипрского церковного управления стоит, конечно, храм – в честь апостола и евангелиста Иоанна Богослова. При входе мимолётом замечаю красивую представительскую машину в стеклянном прозрачном гараже с номерными знаками А.К.
Храмовые росписи посвящены важнейшим событиям в истории Церкви. На многофигурных фресках, изображающих Вселенские Соборы, легко можно узнать святого Спиридона Тримифунтского и святителя Николая, уже заносящего карающую руку!

Византийский музей в Никосии возник спонтанно – как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. В начале 70-х гг. были собраны выдающиеся образцы византийского искусства по разным храмам со всего Кипра, и выставка отправилась просвещать тёмную Европу. А тут вдруг грянула турецкая авантюра! Вернуть сокровища было уже некуда. А ценнейшие святыни с севера страны таким промыслительным образом оказались укрыты от поругания и разграбления.

После смерти архиепископа Макариоса в резиденции первоиерарха открылся Культурный центр архиепископии, частью которого музей и является. А есть ещё и библиотека. Диковинные там хранятся раритеты! Например, из Берлина попала туда многотомная «Патрология» Миня, на которой, между прочим, стоит штамп Козельской Оптиной Пустыни…это к вопросу о перемещённых ценностях, если кому интересно.

Музей византийского искусства внутренним убранством напоминает храм – с иконостасом, аналоями и т.д.

С гор Троодоса, из храма св. Николая «Под крышей» перенесли целиком даже всю алтарную часть! В ходе очередной реставрации обнаружились три слоя фресок – XI, XII, XIV век! Причём все в идеальной сохранности.

Что придумали хитрые греки – в музее построили по размерам готовую апсиду, а в храме налепили на верхний красочный слой прорезиненную ткань и по фрагментам всё срезали, как масло с бутерброда. Затем свернули в рулоны, привезли в Никосию и в один день наклеили на приготовленную в музее стену. Оранта с предстоящими архангелами, как в храме Ангелоктисти!

Самая древняя икона в экспозиции датируется VIII в.

Спаситель и Богородица 1190 годов из храма Божией Матери Аракоса – эти иконы особо почитаются охотниками почему-то.

Святители, евангелисты, апостолы и пророк Илия…XII, XIII, XIV век…Конечно, много икон Георгия Победоносца, про которого кто-то из российских посетителей Музея, указав пальцем, осведомился: «а чё тут герб Москвы делает?»

…Вот они, осколки Второго, незабываемого Рима! Уворованные турками и частично возвращённые – святые лики апостолов Иакова, Фаддея, Луки, Варфоломея… с ними архангел…Христос Спаситель – светловолосый мальчик(!) – из мозаики Панагии Канакария.

Пятый век…Живые сияющие глаза, сиюминутная неправильность черт – бровка чуть поднялась, складочка по лбу пробежала…всё – воплощённая мысль, одухотворённое, но такое человеческое чувство!..

На ум приходит вопль души одного нашего философа, которому землю грызть хотелось от одной мысли о том, чем была наша культура «до проклятых монголов»! Если таковы эти отколовшиеся, превращённые в розничный товар «проклятыми турками» фрагменты – то какова же была Святая Панагия в свои лучшие времена, когда эти мозаики покрывали её стены снизу доверху!..

 

 

Фотогалерея "Паломничество на Кипр" ноябрь 2010 г.

 

Пожертвование

Воскресная школа Светоч

проводит набор учащихся
на 2018-2019 уч.год

8 (963) 770-75-80
8 (963) 771-97-64

Подробнее...

Огласительные беседы

В нашем храме
проводятся:

Исповедальные беседы духовенством
во время исповеди

Огласительные беседы катехизаторами
каждую среду и воскресенье
после вечернего Богослужения
с 18:30 до 19:30

Поступление в
Николо-Угрешскую
семинарию

Поступление в Николо-Угрешскую семинарию
Поступление в Николо-Угрешскую семинарию